mk-latvija-anna-fanigina-verba-znakomstvo-2019-1

ВСЕ ДВИЖЕТСЯ ЛЮБОВЬЮ
Интервью Марины Сиуновой с дизайнером украшений Анной Фаныгиной.

Не всегда бриллианты — лучшие друзья девушек. Украшения из полудрагоценных камней и стекла, лаконично обрамленных в металл, могут смотреться не менее эффектно и приносить людям не меньше счастья, полагает создательница ювелирного бреда VERBA Анна Фаныгина. По ее украшениям незнакомые друг с другом люди безошибочно опознают в толпе своих, близких по духу людей. Мы расспросили Анну, как выбирать украшения себе или любимым в подарок, стоит ли при этом ориентироваться на гороскопы и что еще следует учитывать.

Слова, слова, слова

В переводе с латыни VERBA означает «слова». Так впоследствии назвалась и коллекция простых серебряных колец, сделанная Анной в 2001 году, и сама марка украшний. Теперь эти кольца клиенты часто заказывают как обручальные. Полюбились поклонниками и тонкие кольца с тайными любовными посланиями на внутренней стороне из коллекции ELECTRUM, созданные из сплава золота и серебра.

Анна Фаныгина воспринимает украшения как послания, гравируя на камнях и на металле крылатые фразы, напутствия, строки стихов на латыни и древнегреческом. Казалось бы, кто сейчас владеет древними языками и способен оценить их красоту кроме выпускниц филфака? Однако украшения, созданные Анной пользуются в Латвии и за ее пределами неизменной популярностью, ее послания всегда находят своих адресатов.

Все, кто знает Анну, отмечают ее удивительную способность украшать мир и щедро делиться красотой с окружающими. Речь тут идет не только о выставках новых украшений, которых поклонники Анны всегда ждут с нетерпением. Но и о самом образе жизни. Анна любит венецианские карнавалы и с удовольствием в них участвует, вживаясь в загадочные образы на площади Сан-Марко. Она ежегодно бывает в археологических экспедициях под Неаполем, извлекая на свет осколки древних цивилизаций, с которыми знакомит нас в соцсетях.

Серьги на нитках

Любовь к украшениям проявилась у Анны с детства. Свои первые жемчужные сережки Анна создала в 5 лет, лежа в больнице. Разобрала бусы и к жемчужинам прикрепила петли из ниток, которые надевала на уши. В этих «серьгах» она фланировала по больничному коридору, ловя восхищенные взгляды персонала. А настоящие сережки начала носить позже, переехав с родителями в Белград. «Я росла в советское время, девочкам тогда не спешили прокалывать уши, это не приветствовалось. В Югославии обстановка была более демократичной. Первые сережки-гвоздики там я выбрала себе сама. Затем мне родители подарили золотые сережки с красными камушками, а моей сестре — серьги с голубыми камушками, и мы с ней обменивались. Потом, когда мы вернулись из Югославии в Ригу, я столкнулась с реалиями советской школы: директор проверяла, нет ли на нас украшений, серьги приходилось прятать. Поэтому при входе в школу я их снимала, потом снова надевала, еще раз снимала перед обедом. Подростком носила разноцветные пластмассовые браслеты и кольца, модные в 80-е, тщательно комбинировала их друг с другом и с одеждой, чтобы цвета гармонировали. А к бриллиантам всегда была равнодушна. Скорее меня манят необработанные алмазы, возможно, открою для себя эту тему. Однако, камни с огранкой я люблю — каждый год перед Рождеством мы создаем украшения из коллекции SPLENDOR с ограненными сверкающими камнями, напоминающими кристаллы снега».

Гадание по «Мастеру и Маргарите»

Стать дизайнером Анна решила по окончании университета, освоив специальность преподавателя математики. «Мне захотелось чего-то творческого, но при поступлении в Школу дизайна и искусства было сложно определиться с выбором, хотелось учиться сразу на всех отделениях», – вспоминает Анна. Призвание она нашла оригинальным способом, гадая по книге «Мастер и Маргарита, которой зачитывалась в то время.

«Я открыла страницу наугад, и выпал фрагмент с описанием украшенного драгоценными камнями меча. Тогда я поняла, что надо идти учиться на отделении металлодизайнa. Затею с созданием украшений поддержали мои родственники и друзья, а двоюродный брат бесплатно предоставил помещение для работы».

Братство любителей мишек

Визитной карточкой бренда стала коллекция украшений URSIS с изображениями белых игрушечных мишек. «Все началось с поговорки из латинского словаря: «Суровые медведи живут в мире между собой», – вспоминает Анна. – Подразумевалось, что даже медведи живут мирно, а мы, люди, так не умеем. Тогда же я открыла для себя технику, когда на фотографию накладывается линза (горный хрусталь) и плоское изображение становится объемным. К этой технике я пришла случайно, мишка на фото под линзой сразу ожил, и я поняла: с этим надо что-то делать».

Увлекаясь этнографией, Анна открыла, что в мифах разных народов фигурируют медведи. Медведи в мифах считались посредниками между миром людей и миром богов. Из всех зверей медведь казался наиболее похожим на человека, так как ходит на задних лапах, питается ягодами и медом.

«Есть мифы, где девушки выходят замуж за медведя, наш Лачплесис — это ведь тоже эпос о медведе. Вот и мне захотелось оживить культ маленького плюшевого мишки на радость людям». На фотографиях, положенных в основу украшений, были запечатлены советские мишки, купленные Анной в Киеве на блошином рынке: они выглядели как плюшевые, а на самом деле были пластмассовыми с бархатным напылением.

— Я рада, что у наших клиентов образовалось негласное братство — когда незнакомые люди видят друг у друга украшения с мишками, они радуются встрече, потому что чувствуют в человеке родственную душу. На прошлой неделе нам написала девушка, которая нашла в Berga Bazars наше колечко с медведем. Она попросила бросить клич среди наших клиентов, чтобы отыскать владельца. И быстро нашелся мужчина, который в марте для жены заказал это кольцо. Так кольцо вернулось к владелице, а мы почувствовали себя добрыми феями. Эти мишки такие сердечные, что и люди становятся более отзывчивыми».

Сокровища из глубин

− Анна, есть ли у тебя кредо в профессии? И какие камни тебе наиболее импонируют в украшениях?
− Формулу создания украшений я вывела в самом начале творческого пути и придерживаюсь ее до сих пор – это простота, искренность и рукотворность. Что касается камней, я люблю натуральные камни: аметисты, аквамарины, топазы, горный хрусталь.

− Что тебя вдохновляет на создание украшений?
− Красота водной стихии, неба и камней, античное искусство и философия. Несколько моих коллекций навеяны водными пространствами, в том числе недавняя «Список кораблей» с надписями на древнегреческом, посвященная морским путешествиям как метафоре жизни. Я очень люблю Венецию, постоянно туда возвращаюсь. Для меня это город-сокровищница, которая открывается каждый раз с новой стороны. Изучив историю и археологию города, я поняла, что Венеция — это по-своему заповедник, чуть ли не единственная наследница римской культуры в современном мире. В свое время на этих островах поселись римляне, бежавшие от варваров. У римлян были лодки, а у варваров – нет. В итоге цивилизации, оставшиеся на материке, были завоеваны варварами, а венецианцы — нет, они остались в резервации.
— Как ты увлеклась археологией?
— Это увлечение — как детектив, который я сама в себе читаю. Агата Кристи ведь тоже была археологом. Увлечение античностью пришло исподволь из моих же украшений. Я стала цитировать (моя техника все-таки не гравировка, выбиваем молотком) латинские фразы на украшениях и заинтересовалась древним миром. А мир археологии я воспринимаю как врата рая, куда меня впустили. Каждый год я участвую в греческой и римской экспедициях, где получаю вдохновение и подпитываюсь токами античности. Это не эскапизм, а скорее желание нырнуть в глубины, достать оттуда жемчужины, вынести на поверхность и поделиться с людьми.