russkij-juvelir-anna-fanigina-galina-gabriel-2011

«Впечатления, прикрепленные к сердцу… ».

Галина Габриэль, кандидат искусствоведения

В моей коллекции авторских ювелирных украшений брошь Анны Фаныгиной занимает особое место. Я ношу ее редко, исключительно «под настроение», ориентируясь, скорее на свое эмоциональное состояние, а не на костюм… На броши изображены маленькие женские фигурки, бредущие по заброшенным железнодорожным путям, тянущимся вдоль моря, бьющегося о прибрежные камни… Это фрагмент старой фотографии, пожелтевшей от времени, закрепленной под стеклом на серебряной пластине, на обороте которой выгравирована (вообще-то “выбита”, может быть не уточнять как она сделана) латинская надпись – «OMNIA MUTANTUR, NIHIL INTERIT» – «все меняется, ничто не исчезает»… Прозрачная капля горного хрусталя, «упавшая» на эти две крохотные фигурки, чуть увеличивает их, выхватывая из общего призрачного пространства моря и неба, рождая цепь ассоциаций, вопросов: кто они, куда и зачем идут вдаль по заросшим травой рельсам? И вдруг, откуда-то рождается щемящее ощущение дежа вю … Разве же можно такую вещь подбирать под цвет и фасон платья? В 2009 году за эту серию брошей под девизом «OMNIA MUTANTUR, NIHIL INTERIT» Анна Фаныгина получила II место на конкурсе «Ювелирный Олимп» в Санкт-Петербурге и приз журнала «Русский Ювелир».

Это были не первые награды художника на «Ювелирном Олимпе». В Петербурге, который она очень любит и где у нее много друзей, Анна показывает свои работы уже более десяти лет и почти каждый год увозит в Ригу, где живет постоянно, почетные награды. Было много побед и на других конкурсах в Латвии, Финляндии, несколько персональных выставок, в том числе в нашем городе – в Галерее дизайна BULTHAUP, которая прошла с большим успехом.

Итак, Анна Фаныгина – художник известный, востребованный, стильный; человек – красивый, умный, любопытный, и, несмотря на внешнюю «прибалтийскую» сдержанность, определенно, впечатлительный, рефлексирующий. Все это органично сплавляется в ее творчестве, где есть место архитектурной структурности и точной математической выверенности деталей, и одновременно – тонкому лиризму, иногда даже чувственности. Анне, кажется, чужда работа с отвлеченными понятиями и смыслами. Она обычно отталкивается от конкретных мотивов, предметов, впечатлений, находя тему и повод для творчества в старой игрушке, книге, площадях и каналах Венеции, старинных фотографиях, винтажных или исторических украшениях, но создает на этом материале эмоционально и философски насыщенные образы.

Так одна из ее ранних коллекций «Pectorales» (в переводе с латыни «нагрудные» или «сердечные» украшения) была создана под впечатлением от древнеегипетских пекторалей, где в форме подвесов была использована особая форма сердца – кордеоида, представляющая собой… график математической функции. Геометрически правильнее, четкие эти украшения, по словам самого художника, выполнены «в честь ее любимой математики», которой она обучалась в Латвийском университете, и которую преподавала в течение шести лет в Рижском Колледже прикладного искусства, где она получила уже художественное образование.

Любовь к математической точности, очевидно, во многом определяет строгость и лаконичность, логическую оправданность форм украшений в большинстве ее коллекций. И, может быть, более всего эти качества и любовь к минимализму («В душе я минималист» – утверждает Анна) прослеживаются в линии украшений VERBA – (от лат. СЛОВА) – максимально простых и ясных форм, как правило, с одним кабошоном, а то и вовсе выполненных только из серебра, который Анна предпочитает другим металлам. (…)



%d bloggers like this: