russkij-juvelir-anna-fanigina-gabriel

(…) Однако VERBA – это не просто любование чистотой выверенных форм, изысканным, почти монохромным сочетанием металла и камня, это и – «…приглашение к молчаливому разговору сквозь «магические кристаллы» камней, это воспоминания: то ли обрывков античных философий, то ли древних культов встреч весны, то ли пасхальной радости, экзистенциальной меланхолии… это игра слов. Слова можно дарить друг другу, … продевать в уши, словами можно накрывать стол, словами можно украшать жизнь, это пространство наших мыслей и чувств, где-то чуть выше земли и чуть ниже неба…» (цитата из буклета к выставке в Бултхаупе VERBA ВЕРБНАЯ)

«Магическими кристаллами» в этих украшениях чаще всего выступают любимый горный хрусталь, топазы, аквамарины, цирконы, закрепленные поверх латинских надписей, сделанных на серебре, и они сопровождают практически все коллекции Фаныгиной. Это могут быть изречения античных философов, крылатые фразы, самые неожиданные выражения, составленные в соответствии с пожеланиями заказчиков или собственные размышления . Одна из таких фраз – «Аdbibere verba pūrō pectore» – «принять слова в чистое сердце» стала девизом ее творчества, а другой загадочный текст – «SAEVIS INTER SE CONVENIT URSIS» – «суровые медведи живут в мире между собой» дал название одной из самых лирических коллекций, посвященной… плюшевому мишке. Старая игрушка, случайно увиденная в одном из антикварных магазинов, не только стала поводом для создания серии замечательных украшений, но и подвигла художника к серьезным изысканиям в области мифологии и истории образа медведя. Книги, фильмы, в том числе Джима Джармуша «Мертвец» и «Пес-призрак», убедили ее, как говорит сама Анна, что у человечества с медведем какие-то особенные взаимоотношения. Недаром следы культа медведя постоянно «окружают» нас, встречаясь в названиях городов, имен, в астрологии, наконец, трансформировавшись в культ известного на весь мир Тедди, с которым играют не только дети – это и страстный предмет коллекционирования взрослых. Образ Тедди, впервые появившись в одном из подвесов в коллекции «В сердце моем» и вызвав большой интерес у публики, в 2007 году стал «главным персонажем» уже большой коллекции «SAEVIS INTER SE CONVENIT URSIS».

Простые, гладкие, в основном круглые или овальные формы подвесов, колец, серег выполнены из любимого художником серебра. Изображения Тедди – миниатюрные фотографии, обработанные на компьютере, помещены под кабошоны горного хрусталя, что зрительно увеличивает их, делает объемными и какими-то удивительно живыми, гиперреальными. Они поднимают лапы в приветствии, целуются, объединяются в хоровод или кувыркаются, а когда Тедди смотрит прямо на тебя своими глазками-бусинками, появляется ощущение, что не ты разглядываешь это милое существо, а мишка внимательно и, как правило, заинтересованно и благожелательно изучает тебя. Каждое украшение сопровождается латинскими текстами-месседжами, очень «человеческого» свойства, говорящими о любви и дружбе, гармонии, которых нам так не хватает в этой жизни: «хорошо, что ты пришел», «целую много раз», «самый красивый, самый счастливый, самый лучший» «все будет хорошо» и т.д. Лаконизм форм и материала в данной коллекции полностью оправдан и компенсирован эмоциональностью образов и текстов. Желание автора вызвать при взгляде на эти украшения добрую улыбку и иметь эту вещь в своем ближайшем личном окружении, осуществилось в этой коллекции самым замечательным образом.

Но уже через два года Фаныгина создает совершенно иную по эмоциональному наполнению, художественно-пластическому решению коллекцию, о которой мы упоминали в начале статьи – «OMNIA MUTANTUR, NIHIL INTERIT» – «все меняется, ничто не исчезает»… Доминирующий образ в ней – Венеция, которую Анна считает своей “другой родиной”, и она постоянно вдохновляет ее на новые работы.
Первая коллекция – «NATI IN VENEZIA» – «родилась в Венеции» появилась после поездки в этот город в 2002 году. Пораженная «специфическим химическим составом атмосферы, неповторимой графичностью архитектуры» она пытается передать эту атмосферу в украшениях: делает много фотографий и помещает черно-белые изображения фрагментов архитектурных деталей, орнаментов, текстов в окружение выцветших от солнца, размытых водой «стен» – «потертого» временем серебра – фактурированного или покрытого бледной «разбитой» цветной эмалью. Формы колец, подвесов, как обычно у Фаныгиной, простых геометрических форм, но в них есть и деликатная мягкость, сглаженность очертаний, неуловимая зыбкость, свойственная как архитектуре, так и всему облику Венеции. В этих работах художнику, несомненно, удалось передать свои ощущения от этого действительно завораживающего города, но уже через несколько лет в коллекции «все изменяется, ничто не исчезает…» появляется иной, неожиданно яркий и эмоциональный образ Венеции. (…)



%d bloggers like this: